irxbin (ixbin) wrote in socialism2,
irxbin
ixbin
socialism2

Category:

Коммунистический постиндустриал

Вот интересно, чем будет заниматься основная масса народу в светлом будущем? Предположим, что будущее будет светлым и постиндустриальным. То есть у власти находятся правильные, "наши" люди, которые хотят своему народу всяческого добра.

При постиндустриале достаточно, чтобы в материальном производстве (включая сюда и науку) было занято 5, максимум 10% населения. Они могут обеспечить материальные потребности оставшихся 90%. Если у человека есть самомотивация, то он, конечно, попадёт в эти 5-10%. Но в том и проблема, что самомотивация есть примерно у 15% людей. С ними-то как раз проблем не будет. А остальных вполне устроит комфортное диванное времяпровождение вместо работы. Но от такой жизни человек портится. Начинает водку пьянствовать, безобразия нарушать и медленно деградировать. Что с ними делать? И надо ли что-то делать?

Сначала о том, почему что-то делать с ними всё же надо. Что такого ценного умеет, например, даже самый бестолковый офисный планктон? С точки зрения нынешних антинародных элит - ничего. С точки зрения той части коммунистов, которая отрицает цивилизационный подход - тоже ничего. Но если посмотреть с точки зрения цивилизационного подхода, то он умеет делать одну очень важную вещь: вести себя по-нашему. "По-нашему"  - значит, играть по правилам игры, принятым в нашей цивилизации. А у другой цивилизации, например, западной - правила игры другие. Тем самым пассивное большинство форматирует наше жизненное пространство под наши правила игры, в которой более мотивированные игроки уже могут играть и выигрывать. По аналогии со спортом : если, например, наша цивилизация играет по хоккейным правилам, то игроки (даже самые вялые и неумелые) волей-неволей форматируют окружающий мир под хоккейный каток. А другая цивилизация, например, играет в синхронное плавание, и форматирует мир под бассейн. Понятно, что хоккеист в мире синхронного плавания победить не сможет.

Впрочем, среди слабомотивированного большинства имеется некоторое количество и в самом деле бесполезных людей, даже с точки зрения цивилизационного подхода. Это тот офисный планктон, который не принял для себя правила игры своей цивилизации. Но они и для чужой цивилизации не свои, поскольку реальные правила игры западной цивилизации они тоже не освоили, поскольку имели дело не с реальностью Запада, а со своими фантазиями о ней. Вот и получается: ни богу свечка, ни чёрту кочерга.

Итак, пассивное большинство нам полезно, уничтожать его нельзя, значит, надо с ним что-то делать. Возможные выходы из положения:

1. Всячески подтягивать и воспитывать пассивное большинство, чтобы оно росло над собой. Хех... Так-то оно так, но вот кто будет этим заниматься? Активное меньшинство? Активное меньшинство оно потому и активное, что там у каждого есть множество своих увлекательных идей, которые он хочет реализовать. Интересно ли будет такому активному отвлекаться от своих задач и тянуть и толкать нескольких пассивных, которые вообще-то не в восторге от того, что их тревожат. Если кто сталкивался по работе, например, с человеком, который сам по себе вполне умный, но делает что-то только на пинковой тяге, тот знает, что проще и быстрее обойтись без него, чем пытаться как-то его использовать. Так что активное меньшинство будет заниматься перевоспитанием большинства весьма неохотно, в порядке милосердия и помощи ближнему в свободное от работы время. А значит, эффективность этого процесса будет очень невысокой.

2. Создавать для пассивного большинства ненужные рабочие места. Сейчас капиталисты так и поступают. Если бесполезную работу создавать на заводе или в поле , бесполезность будет слишком заметна для работника. А вот в офисе - другое дело. Как показывает практика, в офисе можно легко занять прорву народа искусственно придуманной фигнёй на полный рабочий день и даже больше. Да даже и придумывать специально ничего не надо, достаточно посадить людей в офис, а там они уж сами для себя бумажную работу создадут. Читаем Паркинсона, у него подробно описан процесс, как бюрократия создаёт работу для самой себя, и почему этой работы всегда будет выше крыши, даже если организация не руководит ничем. Но это всё равно какой-то нехороший выход. Психология офисного планктона, конечно, несколько поприятнее психологии откровенного вэлферщика, но тоже далеко не то, что надо. Опять же, офисный планктон тоже нельзя оставлять без присмотра. Под него будет нужна культурная инфраструктура. То есть примерно то, что и сейчас - тягомотные сериалы, тупые шоу. То есть кто-то всё равно должен будет за этой байдой следить, и контролировать, чтобы качество не упало ниже плинтуса и не докатилось до откровенно разрушительных идей.

3. Сделать так, чтобы пассивное большинство таки делало нужное дело. Чтобы, например, офисная девочка не составляла никому не нужный отчёт из никому не нужных цифр, а вместо этого шлифовала алгоритм компьютерного зрения. Как этого добиться? Надо, чтобы пассивное большинство было вынуждено постоянно тянуться, чтобы соответствовать реальному высококвалифицированному рабочему месту. Или вынуждено было реально бороться за существование. В обоих случаях психология у пассивного большинства будет какая надо - трудовая. Для этого - не создавать тупые рабочие места, а только нужные. Не способен выполнять высококвалифицированную работу - никакого пособия тебе не будет. Получаешь однократно базовый набор для выживания: участок земли и с-х инвентарь, набор стройматериалов с инструкцией по сборке, мини-ветровую электростанцию (или солнечную, или мини-ГЭС - смотря по климату).

Как справиться со сверхпроизводительностью постиндустриального производства в таком случае? Чтобы эта схема работала, нужна постоянная откачка ресурсов в огромных количествах. Ресурсы очень хорошо поглощает военно-промышленный комплекс и собственно война, и мегапроекты типа "посадить яблони на Марсе". Но опять же, как мы помним по опыту Советского Союза, у пассивного большинства создавалось впечатление, что злые коммунисты специально тратят деньги на ракеты, в то время как народ без колбасы мучается. Чтобы избежать такого впечатления, надо, чтобы каждый ежедневно на своей шкуре чувствовал, что очередной мегапроект необходим лично ему. Как этого достичь? Для этого мегапроект должен быть нужным для банального выживания ( потому что если он нужен для чего-то другого, то крайне сложно будет донести его необходимость до пассивного большинства). То есть надо постоянно создавать реальную опасность для жизни. Каким образом? Да легко - с помощью другого мегапроекта! Упрощённо говоря, мегапроект супердамбы вдоль Тихого океана нужен, чтобы загородить свои шесть соток от взрыва супервулкана, который раскочегарили в предыдущем мегапроекте. А если не будешь её строить - так супервулкан совершенно реально пойдёт вразнос, и через месяц твоему домику на твоих шести сотках придёт неиллюзорный звиздец.

Получается мир постоянного фронтира и постоянного экстрима. Хрупкий мир, где каждый должен видеть, что от его правильных действий зависит выживание его товарищей (а не абстракции типа "народа" или "цивилизации"), и, как следствие - его собственное. Мир, в котором важен каждый человек, и каждый вынужден беречь товарища и напрягаться изо всех сил, чтобы сберечь. В этом мире также обязательно должны быть островки расслабухи. Каждый имеет право на расслабуху - месяц в году. А женщины - пока у них грудные младенцы. Островки расслабухи тоже должны быть созданы не искусственно, а естественным образом - то есть кто-то, рискуя жизнью, обеспечивает беззаботный отдых их обитателей сроком на месяц.

Советский Союз во многом был миром фронтира и экстрима. Но его погубило естественное желание старшего поколения сделать жизнь своих детей максимально защищённой, беззаботной и безопасной. "У наших детей должно быть всё, чего не было у нас". Только вот они забыли, что риск, опасность и неопределённость - такой же жизненно необходимый элемент, как сытость и безопасность. А в условиях постиндустриала - даже более необходимый.

Ещё очень необходимая штука в таком мире - ощущение разнообразия и изобилия, чего не было в Советском Союзе. Реально - у каждого в холодильнике мяса было полная морозилка, и ещё полтушки свиньи на балконе, однако субъективное ощущение нехватки таки было. В постиндустриальном мире фронтира ощущения изобилия достичь легче: у тебя дома стоит домашний швейный робот, который за полчаса выдаст тебе любую одёжку городского качества с любой затейливой отделкой из гигантского каталога моделей. Кто придумает этот самый гигантский каталог моделей? Частично люди, но главным образом - программа, которая генерит модели. Как показывает нынешняя практика, в этом деле художественный вкус не является необходимым. Большинство вполне устраивает ассортимент ближайшего китайского рынка. Тут ведь главное - яркость, дешевизна и разнообразие. Да и к тому же - реально в мире фронтира и не будет столько свободного времени, чтобы долго и придирчиво изучать каталог. Из этого каталога реально будет использоваться доля процента. Главное - чтобы человек видел, что _возможность_ у него есть, хотя скорее всего, он ею не воспользуется. Это касательно городской одежды.

А вот одежда для дела и для выживания - это совсем другое, это  и не одежда собственно, а снаряга и оружие. От его качества зависит твоя жизнь. Как в альпинизме - от качества и непродуваемости твоей мембранки зависит: замёрзнешь ты на маршруте или нет. В мире фронтира обеспечить качество снаряги и оружия достаточно легко, поскольку производители понимают, что обеспечивают выживание совершенно конкретных, лично им знакомых людей.

В общем, это только самый скелет идеи. Её ещё можно развивать и развивать и наращивать на неё всевозможное мясо.
Tags: идеология, принципы
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 42 comments