Category: финансы

Category was added automatically. Read all entries about "финансы".

Mikail

ЕИС ГОЗ - единая информационная система расчётов по государственному оборонному заказу

Рассказ о системе ЕИС ГОЗ (единая информационная система расчётов по государственному оборонному заказу) в новости «Единый день приёмки военной продукции» на kremlin.ru.

Эта ЕИС ГОЗ — прямо движение в сторону плановой экономики, Киберсинов и ОГАСов.

В начале статьи доклады о производстве военной техники, а вот вторая половина как раз о ЕИС ГОЗ. Промотайте до докладов Т. Шевцовой (заместитель министра обороны РФ по финансово-экономической работе), Г. Грефа, А. Костина (председатель правления ВТБ). Очень интересная информация.
Носорог

Моя левая программа (содержание)

Текст принадлежит перу ув. товарища deminded. Комментарии отключены, обсуждение статьи у автора материала.

Информационная связность экономических процессов.
Общество — это большой компьютер, который обрабатывает и запоминает информацию — учится. Экономика — это такая область деятельности этого компьютера, которая относится к процессам материального производства. Задача экономики — вычислить, как распределить ресурсы таким образом, чтобы максимизировать удовлетворение общественных потребностей. Все управление — это всегда обработка информации. Соответственно, скорость и качество обработки информации зависит от емкости пропускных каналов. В зависимости от емкости каналов строится и система обработки этой информации.
Рыночная система, основанная на денежных показателях, сформировалась во времена, когда каналы были очень узкими (бумажные носители), а мощности обработки данных располагались в ограниченном количестве голов людей и их отношениях. Соответственно вся информация максимально сжимается (кодируется в агрегированные однородные финансовые показатели, вроде цен). Система обработки этой информации основывается на личной экономической мотивации, которая реализуется в форме системы распределения. Система распределения обеспечивает внутренние обратные связи, которые позволяют накапливать информацию, закрепляя полезные обществу гены, модели поведения, наконец, формы организации труда. Система распределения мотивировала целенаправленное поведение отдельных людей, осуществляя управление процессом общественного развития через системы слепого экономического отбора (распределяя/отнимая ресурсы).

Сегодня уровень сложности экономических отношений в обществе вырос на порядки. Но, что более важно, он постоянно растет. Важна информация не только о прошлых затратах, но и  текущей эффективности деятельности предприятий, и даже об их потенциале. Для того, чтобы управлять столь сложной системой, требуется огромный объем информации, обработка которого будет распределяться по разным уровням. Но на практике существующая экономическая система по-прежнему сильно «сжимает» информацию, обрабатывает ее преимущественно через индивидуальные «мозги» аналитиков и полагается в ее обработке на «слепой» экономический рыночный отбор. Это ведет к тому, что разрастается система раскодирования и обработки этой информации: система финансовых рынков. Мы можем наблюдать этот процесс по тому, как появляются финансовые инструменты. Например, торговля акциями нужны для оценки состояния фирмы, а деривативы — ничто иное, как ответ финансовой системы на необходимость обрабатывать данные о потенциальных рисках.
Но чем выше «пирамида» системы, которая обрабатывает данные, тем сильнее ошибки «навеху» сказываются на всей работе системы. Государственная регуляция вряд ли сможет с этим справиться, разве что будет дублировать всю финансовую «верхушку», но при этом столкнется с теми же проблемами. А использование экономического отбора эффективно только на длительных периодах и крайне расточительно. Мы можем позволить себе пожертвовать парой-тройкой сотен экономически развитых стран, прежде чем экономика опытным путем выработает правильная стратегия сдерживания личной алчности «управляющих» мозгов? Уже нет, потому что мировая экономика уже очень сильно взаимосвязана.

Но есть и иные средства решения этой проблемы. Сегодня информационные каналы обладают куда большей пропускной способностью, законы работы слепой «руки рынка» неплохо известны, а в помощь человеческим мозгам появились компьютеры. На начало 20 века ничего из этого, на самом деле, еще не было. Но сегодня уже мы можем разработать новое решение, основанное на современных технологиях и знаниях.

Это решение состоит из четырех китов.
1. Полная информационная прозрачность экономических процессов. В это входит общая доступность самой актуальной (максимально близкой к режиму он-лайн) информации, сформированной по открытым правилам, и отказ от любой коммерческой тайны.
2. Отказ от «финансового сжатия» путем открытия информации в натуральных показателях, включая показатели производительности.
3. Компьютеризированная система сбора, фильтрации, очистки и мониторинга информации. Обработка информации ведется децентрализовано на каждом уровне. Обмен производится любыми показателями, которые оказались нужны. Автоматизированная система эскалации проблем. Построение и развитие моделей экономических отношений для прогнозирования и анализа сценариев.
4. Снижение роли индивидуальной экономической мотивации в управлении экономикой. Цели экономики вполне прозрачны и формализуемы, потому что экономка решает вполне конкретные общественные задачи, и человеку не надо их «угадывать» через ответ от системы распределения, а надо заниматься поиском их решения.

Доступны должны быть не только экономические показатели деятельности, а полная картина экономических отношений. Причем не только фактические показатели но и планы. Причем под доступностью я понимаю не только единое хранилище информации, а удобные и эргономичные средства извлечения полезных сведений.

Координация всех экономических агентов существенно облегчит экономическое планирование и снизит неопределенность, вызванную непредсказуемостью поведения агентов и информационным шумом.

Конечно, останется вопрос о приватности лично информации. Это тяжелый вопрос, но, честно говоря, уже сегодня доступность приватной информации достаточно высока, и вряд ли удастся остановить этот процесс. Скорее всего, имеет смысл его «оседлать» и извлечь из него максимум общественной выгоды. Например, для уточнения прогнозов экономических потребностей.

Можно ли начать эту реформу прямо сейчас? Конечно. Уже сейчас государство требует от предприятий финансовой информации по единым стандартам. Можно начать переход к получению и раскрытию этих данных для всех участников. Это потребует развития национальных информационных систем по обработке и хранению экономической информации, развития средств доступа к информации, переходу на электронный документооборот, создания единого информационного расчетного пространства. Но это неизбежный процесс – без этого справиться с ростом сложности экономических отношений при возрастающих задачах планирования будет все труднее и труднее, а значит система будет все более и более ресурсоемкой и при  этом чувствительной к ошибках в верхних уровнях управления.

Свобода распространения информации.
На тему проблемы копирайта написаны тонны текстов. Я скажу довольно простую вещь: жизнь — это производство информации, и уже только поэтому сдерживать процесс производства и распространения информации — занятие неблагодарное. Информация является определением прогресса. Она позволяет экономить труд (т.к. многократное включение одной информации в продукт не требует ее многократного производства), и потому системы с более качественным использованием информации будут поддерживаться прогрессом. Система «собственности» на информацию — это всего лишь существующий механизм, соответствующий товарно-рыночной парадигме общественных отношений, а вовсе не «естественное право» или догма. Он, скорее, хорошо сигнализирует о закате товарно-рыночной системы, раз эта система вместо поддержки прогресса стремиться к его сдерживанию.В любом случае при смене основного фактора мотивации сдерживание информации потеряет всякий смысл, а ее свободное распространение - подстегнет прогресс.

Компьютеризация и роботизация производства.
В экономической части много любят писать про «создание рабочих мест» и «наукоемкие отрасли». Но цель экономической системы — как можно сильнее облегчить производство товаров, а не усложнить его. Экономика должна обеспечивать людей одеждой и едой, а не рабочими местами; обратное понимание — это извращение. Другой вопрос, что в обществе с ростом производительности падает потребность в труде в производственной сфере, что приводит к исключению большого числа людей из системы распределения (т.к. денежная система распределения подразумевает подкрепление только трудового поведения). Они вынуждены утекать в «сферу обслуживания» — иначе говоря, начинать прислуживать за часть дохода тех, кто либо владеет средствами производства, либо обладает редкими талантами и умениями, либо чья работа еще слишком сложна, чтобы ее автоматизировать. В рамках нашей популистской политики это часто означает, что нужно искусственно поддерживать рутинные рабочие места. Это уже, конечно, бред.

Прогресс в сторону производительности есть и будет. Нельзя и не надо его сдерживать. Наоборот, надо ему способствовать: вкладывать в робототехнику, компьютеризировать системы управления, автоматизировать информационный обмен. Все, чтобы рабочие места любого нетворческого труда сокращались.

Что же делать с людьми? Ну, на этот вопрос очевидных ответов много. Во-первых, сокращать обязательный рабочий день. Например, выполнять сталинские заветы и вводить двусменный рабочий день длиною в пять часов. Это заодно решит доступность организация в «нерабочее время» =) Наконец, обеспечивать переток людей в сферы с творческим трудом, туда, где компьютер и робот не могут человека заменить. Создание таких мест — это и есть реальная потребность общества. Наконец, у нас куча сфер, где наблюдается нехватка людей: например, в образовании и медицине, где требуется индивидуальный подход, а все нормы управляемости нарушены.

Смена доминирующего фактора мотивации.
Доминирующий фактор мотивация в товарно-рыночной парадигме — это личные экономические потребности. Про это у меня был отдельный пост. Здесь лишь скажу, что действенность этой формы мотивации близка к исчерпанию, так как экономические потребности стремятся к насыщению по мере насыщения будут все слабее и слабее определять поведение индивида. Значит, нужно готовить общество к отказу  от них.

И это — естественно, если посмотреть на три предыдущие пункта. Личная экономическая выгода является сегодня основным двигателем в экономике (частная собственность на капитал), в творчестве, или производстве информации (копирайт), и даже в труде (зарплата — покупка собственности на труд). Нельзя начать изменения там, не изменяя систему распределения.

Как же можно готовить общество? Чтобы снизить роль личной экономической мотивации, нужно, во-первых, повысить значение и доступность других систем мотивации, а во-вторых ослабить обратную связь от экономических потребностей. Это означает, что нужно переводить труд «за еду» в труд «за полезную самореализацию», переводить ответственность из «штрафа рублем» в реальную личную ответственность. Наконец, нужно распределение экономических ценностей «по редкости» заменить на систему, максимально близкую к системе «по потребностям», чтобы человек не был озабочен в основном повышением личного благосостояния.

Кибернетическое самоуправление.
Система управления  — это тоже процессинг информации. Он включает в себя каналы получения информации, моторные каналы исполнения принятых решений и модель управляемой системы, на основании которой производится принятие решения. Чем сложнее управляемая система, тем более емкими должны быть каналы, шире арсенал действий и точнее — модель.

Государственная бюрократическая модель управления подразумевает, что модель содержится в государственных органах. Рыночная — что моделью является сам рынок. Ни та, ни та система не способны справиться со все возрастающей сложностью общественных проблем и скоростью изменений. Дисбалансы рынка и кризисы, с одной стороны, и масштабное разрастание госаппарата при его усилении и централизации, но без роста реальной эффективности (зато – увеличением «ручного» управления), с другой стороны, хорошо это демонстрируют. Система управления просто не справляется с обработкой всех данных ввиду своих структурных ограничений.

Чтобы справляться с разнообразием, требуется смена принципов организации системы управления. Этим занимался Стаффорд Бир. Основная идея его предложений состоит в том, что максимальное количество разнообразия должно «решаться» на уровне его возникновения, и только та часть, с которой не удается справиться на местном уровне, или которая касается выходящих за рамки локальных проблем, должна выводиться из системы для решения в рамках метасистемы. При этом метасистема принципиально не занимается организацией работы системы, а занимается координацией (а также определением, мотивацией, оптимизацией, развитием) работы своих элементов-систем. Эта рекурсивная схема централизации / децентрализации позволяет «распределять» исходное разнообразие по разным уровням принятия решений. Точно так же, как жизнь распределяет разнообразие по разным уровням эволюции, и эволюция социума происходит принципиально на ином уровне, недоступном, но связанном с уровнем эволюции, например, клеток.
Если опустить подробности устройства такой системы, которые достойны даже не отдельного поста, а отдельной книги, можно свести принципы организации к простым требованиям: самоуправление на каждом уровне, вовлекающее в управление все элементы системы, в рамках метасистемы следующего уровня. При этом вовсе не подразумевается, что все «кухарки управляют государством» через голосование за партии, и точно также не подразумевается, что за них решают все проблемы умные дяди «наверху». Каждый уровень решает свои проблемы.

Но какие именно проблемы решаются на каждом уровне? Тут все довольно просто, если вспомнить об иерархичности систем. Цель работы белка ставится устройством клетки, которая и обеспечивает его ресурсами. Цель работы клетки определяется устройством организма (человека, например), который полностью состоит из клеток, и обеспечивает их ресурсами. Цель работы человека определяется организацией, которая обеспечивает его ресурсами для этой деятельности. Цель работы организации должна обеспечивать не рынком, идеологией или произволом правителя, а также проистекать из целей всего общества, которое состоит из организаций и обеспечивает их ресурсами. Но кто ставит цели перед обществом? Тут уместно вспомнить про то, что общество — это один из уровней организации жизни, перед которой цель поставлена всей вселенной, а, точнее, ее энтропийным началом. Ведь клетки специализируются и складываются в организмы, а люди — в организации не просто так, а под управлением одной и той же «нужды» (определяемой отбором, которым заведует энтропия) — в наилучшем обеспечении себя ресурсами и повышении потенциала выживания.

Технологически кибернетическое самоуправление означает не только совещания и протоколы. Уже сейчас есть технологии сбора и агрегации информации. Стаффорд Бир сам разрабатывал эффективные протоколы для коммуникации групп в 30 человек. Сетевые технологии существенно помогают этому процессу. Если вы обратите внимание, системы рейтингования и обратной связи на сайтах уже успешно вовлекают пользователей в процесс управления.

И под организациями я подразумеваю не только одну государственную иерархию. Наоборот, это любые формы организаций — от сообществ по интересам, до производственных организаций или местных советов. Самоуправление может касаться совершенно любой сферы, просто не во всех оно достигает государственного уровня.

Кибернетическое самоуправление означает вовлеченность в управление  каждого человека. А значит, и его вовлеченность, причастность к развитию общества, что само мо себе — мощная мотивация (необходимая для реализации п. 4). Но и для реализации этого управления у человека должна быть ответственность за то, в чем он участвует — а это будет только возможно, если у него будет любовь и увлеченность своим делом, или если выбор профессии будет происходить не по экономическим факторам, а из потребности в самореализации и своих склонностей (что необходимо для реализации п. 4). Наконец, для успешного управления даже на локальном уровне требуется качественное информационное обеспечение и доступность знаний и технологий, которые сейчас труднодоступны в связи, во-первых, с непрозрачностью экономической системы (см пункт 1), а во-вторых, с системой копирайта (см. пункт 2). Также необходимо и высвобождение определенной части времени для управления, что завязано на производительность (см. пункт 3).

Только кибернетическое самоуправление поможет справиться со сложностью, остановив рост размера и неэффективности государственного аппарата, но не отдав страну под власть стихийности рынка.

Свободное образование.
Наконец, последний по списку, но не по значимости пункт. Почему я включил сюда образование, а не медицину, например, или законотворчество?

Дело в том, что предлагаемые мной изменения представляют собой изменений принципов работы общества, а не отдельных институтов. А это означает смену человеческих отношений. Так как человеческая психология инерционна, то этот процесс всегда тормозится «отставанием» психологической эволюции. Облегчить этот процесс может только система воспитания и образования, которая будет готовить людей, готовых к «новой парадигме». Но, конечно, она одна без реальных изменений на всех остальных уровнях ничего не достигнет: нельзя сначала подготовить новых людей, а потом менять общество, потому что человека формируют, прежде всего, существующие общественные отношения и механизмы. И так устроено обучение по своей сути, что оно является закреплением работающих моделей.

В чем же концепт образования 2.0? Основы этой парадигмы можно найти в книгах по системе свободного образования: Макаренко, Нил, Френе… Основная идея заключается в том, что человек, во-первых, имеет генетически врожденное желание учится, а во-вторых, учится не тому, что читает, а тому, что делает. Если мы хотим получить «на выходе» ученика, который умеет учиться (что необходим в обществе с быстрыми изменениями), который выбирает себе деятельность не по вознаграждению, а исходя из своего интереса и желания самореализоваться, который чувствует ответственность за общество и за свои поступки, то именно это он должен практиковать в школе. Не изучать, а практиковать. Текущее, классическое, образование воспитывает в массе детей послушность (или оппортунизм), пассивность и несамостоятельность в отношении обучения, отвращение к процессу получения знаний, восприятие любого труда как принудиловки, отношения подчинения с учителем, безразличие к окружающей системе.

Вкратце свободное образование от классического отличает отсутствие принуждения, индивидуальные образовательные программы, формирование связи изучаемого с практическим применением для обеспечения обратной связи и самооценки, самостоятельное руководство своим процессом обучения, управление отношениями в коллективе школы на основе демократического самоуправления, консультирующая и помогающая роль педагога.

От себя я добавляю в свободное образование применение современных технологий работы с информацией, прежде всего мультимедиа, которые сегодня позволяют существенно расширить «канал» приема информации, а также активное применение игровых технологий. Ведь по природе игра — ничто иное, как средство обучения, а удовольствие от игры — ничто иное, как положительное вознаграждение, получаемого организмом для мотивации к попыткам и успехам в изучении и закрепления результата. Использование игры для получения удовольствия — это извращение природного инструмента обучения; но прогресс в области игровых технологий можно — и нужно! — вернуть на службу обучения и воспитания.

Заключение.
По каждой из указанных проблем можно и нужно написать отдельный материал. Здесь я лишь обрисовал общие контуры, которые создают рамки для дальнейшего обсуждения. На каждую тему есть что почитать и есть над чем подумать. В каком порядке? Наверное, если в комментариях напишете, что именно хочется обсудить подробнее, я постараюсь раскрыть свои соображения по этому вопросу в первую очередь. Но прежде всего я еще раз хочу обратить на комплексность и взаимосвязанность этих проблем, ни одну из которых нельзя решить по отдельности, и на которые вряд ли удастся «лепить заплатки» и дальше в рамках текущей общественной «платформы». Также как вряд ли удастся изменить один элемент, не разрушив целостность системы.

74.21 КБ
Почему я ничего не написал про требования национализации средств производства или там прогрессивный налог на доходы? Да потому, что никаких реальных проблем эти меры решить не способны, а их деструктивный эффект сложно оценить. Да и их актуальность уже сомнительна: если безрисковый процент равен эмиссионной инфляции, то это значит, что государство и так посредством эмиссии изымает весь прибавочный продукт… В общем, просто изменением системы собственности ничего не добиться, если она не будет связана с комплексом остальные мер. Почему ничего про диктатуру пролетариата? Потому что строение общество уже не то, что в начале 20 века. И тем не менее считаю эти пункты очень даже "левыми".

Я также ничего не написал про стратегию приведения  этих мер в реальность. Убеждать элиты или создавать партию? Вирусное распространение или реформирование сверху? Все эти важные вопрос — за пределами поста. Скажу лишь, что реализация этих, казалось бы не связанных с собственностью на средства производства, предложений, меняет куда более глубокие общественные механизмы и куда сильнее подрывают капиталистические основы товарно-рыночной системы, чем «отобрать и национализировать». И в тоже время их можно, хотя и тяжело, начинать проводить без социальной революции и массовых конфликтов вокруг собственности. По крайней мере, можно готовить для них предпосылки, чтоюы переход был быстрее и менее болезненным. И необходимость создания этих предпосылок даже может поддержать, как ни странно, состоятельная интеллигенция и мелкая буржуазия.

Что это, коммунизм или социализм? Сложно ответить на этот вопрос. Это, конечно, в итоговой форме куда ближе к коммунизму. Тогда куда я дел социализм? Вот тут я склонен считать, что социализм не является одним их устойчивых состояний общества, а, наоборот, является неустойчивым переходным состоянием. Его нельзя «построить», социализм — это когда строят коммунизм. Он должен позволить обществу постепенно уйти от экономической мотивации через формы коллективной собственности на средства производства: когда ты сначала видишь свою долю в общей собственности, и постепенно тебе становится все равно, кому она принадлежит, пока твои потребности закрыты. Подобные переходные механизмы представлены в истории общества в ассортименте — это и SEMCO, и «Шухты», и «Алхимия прибыли», и даже «Компас». СССР пришлось «консервировать» социализм, потому что на начало строительства не было тех технологий и знаний, которые нужны для реализации всех 6 пунктов в комплексе — а в достаточно сжатые срок, пока сохранялось не очень устойчивое состояние общества, их разработать и внедрить не удалось.

Все шесть пунктов довольно радикальны. Они нужны обществу (причем не только пролетариату) куда сильнее, чем просто изменение системы распределения. Это именно те изменения, которые, на мой взгляд, могут действительно что-то исправить в существующем обществе, в наше время, когда, казалось бы, уже «все рецепты испробованы». За них я бы и голосовал бы на выборах, и полез на баррикады. За что голосуют люди сегодня, и ради чего они идут на митинг против фальсификаций, я, честно сказать, не понимаю.
Кризис
  • atly

Плановая экономика для кухарок

 "Матан суров, но это матан"
(вместо эпиграфа)

Как всем известно, придя к власти, коммунисты заставят управлять государством кухарок. Разумеется, не сразу. Только после того, как кухарки научатся этому нехитрому делу. Конечно, коммунисты пока что не у власти, и когда её ещё добьются - не понятно, а в нынешней олигархической России к реальному управлению государством не подпускают не только кухарок, но и более квалифицированных специалистов, и даже (о, ужас!) некрупных капиталистов. Однако учиться не только никогда не поздно, но и никогда не рано. Данная статья, надеюсь, поможет разобраться в таком важном аспекте социалистического общества, как экономическое планирование. Примеры постараюсь приводить понятные кухаркам, в особые математические дебри не влезать, ограничусь элементами высшей математики, которые проходят даже в гуманитарных вузах и кулинарных техникумах на младших курсах.

Что такое планирование, и зачем оно нужно


Сначала определимся, о чём идёт речь, когда мы говорим о плановой экономике. Ведь, как известно, что-то планируют в своем деле не только социалистические государство, но и капиталисты. Особенно этим «грешат» крупные корпорации, которые, по степени забюрократизацированности, смело дадут фору советским чиновникам из произведений самых острых сатириков. Простейший бизнес-план выглядит примерно так: «Возьму я в банке 100 долларов, куплю на них 100 грязных яблок, помою и продам по 1,5 доллара за штуку. Стану богаче на 50 долларов. И так каждый день. Через год у меня будет 18'250 долларов. Верну банку кредит - 100 долларов, проценты по кредиту - 20 долларов. В итоге 18'130 долларов за вычетом 13% налогов - мой чистый годовой доход». Понятно, что в этом плане много неопределённостей внеэкономического характера, способных помешать его исполнению: яблоки могут украсть, или они пострадают от очередного японского землетрясения. Кроме того, в план могут закрасться ошибки предпринимателя: например, в данной местности яблоки не едят по религиозным соображениям, и продать их будет заведомо невозможно. Но, помимо форс-мажора и предпринимательских ошибок, существуют риски другого рода, и в нашем примере они гораздо более вероятные и могут помешать исполнению нашего плана, практически, на всех этапах: 1) банк может не дать кредит на данных условиях (или денег нет, или просто не захочет) 2) 100 долларов может не хватить на покупку 100 грязных яблок (даже если сейчас на рынке именно такие расценки, в течение года они могут сильно поменяться) 3) поставщики могут вообще перестать продавать грязные яблоки (будут мыть их сами) 4) цены на мытые яблоки могут сильно упасть (из-за конкуренции или обнищания населения) 5) государство может поменять налоговую политику. В итоге, из-за того, что предприниматель действует сам по себе, а его партнёры и конкуренты - сами по себе, бизнес-план любого предпринимателя может быть либо весьма приблизительным, либо заведомо ошибочным. Сверхприбыльное дело может внезапно стать убыточным и наоборот. И дело тут, прежде всего, не в глупости отдельных бизнесменов или случайностях типа землетрясений и засух, а в тех экономических принципах и отношениях на которых строится капиталистическая экономика, в рынке и частной собственности. Пока экономика поделена между независимыми частными собственниками, каждый из которых действует независимо от других, преследуя только свою выгоду, нормальное полноценное планирование не возможно, возможны только благие пожелания типа «заработать на мытье яблок 18 тыс. долларов за год» или «удвоить ВВП за пять лет». Полноценное планирование может быть только глобальным, и необходимое (но не достаточное) условие для него - отсутствие частной собственности на предприятия.
Collapse )
буривух
  • mak_sim

Национальная программа

За помощь в работе над статьей спасибо товарищу[info]kihotkin 'у 

Вопрос о трудовых мигрантах, и растущем национализме в России продолжает разделять наших «левых»,  иллюстрацией чему служит дискуссия, развернутая в сообществе ploschadka_left юзерессой jenna_kristiana. Не менее интересным был спор у kommari.  

Предлагаю рассмотреть проблему национализма и в рамках проекта Социализм 2.0, и вот под каким углом. Когда сегодня обсуждают ситуацию с национализмом и миграцией в России, то в одну кучу сваливают несколько принципиально разных проблем. Каждая из них решается отдельно, некоторые не имеют решения, а некоторые не требуют решения вообще. 

В основе предлагаемых рассуждений лежит представление о классовой сущности национальных проблем, их связанностью с экономическим развитием общества, а также представления о взаимовлиянии национальных меньшинств и основной нации, изложенные в статье Лекса http://lex-kravetski.livejournal.com/317905.html, представления о сущности трудовой миргации взяты из спораУленшпигиля с Коммари и подразумевают, что в сегодняшнем "уменьшающемся" мире капитал обостряет конкуренцию между рабочими и не собирая их физически в одном месте. 

Итак, все национальные проблемы России вполне можно разделить на три блока:

1. Проблема трудовой миграции.

а) Сегодня трудовая миграция в Россию - вещь необходимая. При населении в 140 млн. человек, мы физически не способны осваивать и развивать страну, даже поддерживать ее, как показывает практика, не очень способны, просто не хватает людей. Причем демографическая ситуация склонна дальнейшему ухудшению.

б) Прибывающие мигранты занимаются низкоквалифицированным трудом и не составляют конкуренции русским. Русские, в большинстве своем не хотят быть дворниками, разнорабочими на стройке или торговать в лотке на рынке, по секрету, они даже на завод работать идут с большой неохотой. Иллюстрацией к этому служит ситуация с рынками и «барахолками» в 90-е годы, когда на волне массового уничтожения предприятий, «работать на рынке» хлынули массы русских, ранее занятых в других сферах, что вызвало острую конкуренцию с традиционно занимающими эту нишу азербайджанцами. Сегодня этой проблемы фактически нет, так как русские снова находят себя в других сферах деятельности.

в) Главная проблема не в существовании мигрантов как таковых, а в том, что они быстро начинают контролироваться криминальными структурами, поселяются компактно, не встраиваются в общество. Но это общие проблемы, с которыми рынок в принципе не может справиться, поскольку ввозить мигрантов нелегально, заставлять их работать «за еду» выгодно, и никакие, самые драконовские меры с этим справиться не смогут, поскольку не будут действовать против эксплуататорского класса.

1.1.  Правильная социалистическая позиция:

Трудовые мигранты - такой же эксплуатируемый слой, однако он, в силу особенностей своего появления в стране не способен ни стать движущей силой нужных нам изменений в обществе, ни оказать нам помощь. Но и бороться с ним в рамках капиталистической экономики - бессмысленно и вообще по-человечески нехорошо.

1.2. Решение этой проблемы.

Сейчас ее решить нельзя - мигранты нужны, и их будут везти любыми способами. При социалистическом хозяйствовании вопрос их использовании и решаться будет централизованно. С обязательным их встраиванием в жизнь общества, с обязательным расселением среди коренного населения. С обязательным получением пусть в чем-то ограниченных, но все-таки реальных гражданских прав.

2. Агрессивный национализм и религиозный экстремизм этнических меньшинств.

а) Распространен, в основном, в криминальной мелкобуржуазной среде выходцев с Северного Кавказа. Имеет резко выраженный как этнический (клановая структура обществ) так и классовый ("психология лавочника") характер. Имеет свои «боевые отряды» в виде люмпенизированных элементов из числа кавказской молодежи, занимающих нижний уровень клановых структур.

б)  Именно он провоцирует рост националистических идей внутри русских. Причем, применяемые власть меры по борьбе с национализмом этнических меньшинств приводят лишь к разжиганию межнациональных конфликтов.

в) Организованные клановые структуры являются мощной экономической силой, органично встраивающейся в эксплуататорский класс и с помощью национализма, проводящие собственные экономические интересы.

2.1 Правильная социалистическая позиция:

Это то темное зло, с которым надо бороться всеми силами. Однако истоки его - в капиталистическом устройстве общества, порождающем рознь. Одно из выражений это розни - этнический национализм.

2.2. Решение проблемы

"Современный капитализм" бороться с национализмом этнических меньшинств не может, так как сам его порождает. В условиях же социалистического общества необходимы шаги:

а) "цивилизаторство" - сознательная борьба с клановостью, образование и пропаганда.

б) реальный подъем экономик национальных регионов.

в) "реальное гражданство" - вовлечение всех в процесс государственной жизни через систему "прямой интернет демократии" и советов.

3. Сепаратизм.

а) Сегодня сепаратизм в России продолжает оставаться угрозой.

б) Сепаратизм питается как ростом националистических настроений (см. "Агрессивный национализм и религиозный экстремизм этнических меньшинств") так и развалом экономики.

в)  Сепаратизм, является неизбежным следствием "экономики трубы". Когда все экономические процессы оказываются подченены логики экспорта сырья и воровства, экономическая интеграция становится бессмысленным (даже с тем кто бы очень хотел).

3.1 Правильная социалистическая позиция:

Бороться с сепаратизмом, пока в стране разваливается экономика - невозможно. Разваливается она из-за врожденных пороков российского капитализма.

3.2 Решение проблемы:

Борьба с сепаратизмом может строиться только на востановление большой интегрированной экономики, причем должна включать не только преодоление сепаратистских тенденций, но и объединение всех бывших республик СССР. Ибо куда они без нас.


Merlin

О важности определений

Долго собирался написать, наконец созрел.

За очепятки прошу заранее простить – вижу плохо, а клавиатура – новая, непривычная.

Но надеюсь, что смысл – донесу. Так вот, начинаю нести...

Я внимательно прочитал все тут ранее написаное, и обнаружил одну небольшую, но сильно принципиальную недоработку. Обсуждается Социализм-2, но обсуждается при полном остутствии определения предмета обсуждения. И поэтому (как мне кажется, а стало быть так оно и есть на самом деле) большая часть обсуждений является полностью беспредметной. Не потому, что нет предмета обсуждения, а просто потому что обсуждение идет с использованием неверной терминологии из абсолютно иной предметной области. Как если бы мы обсуждали проблемы выращивания бананов на эксимосском языке.

Основная проблема поэтому – это определение социализма как такового. А его тут нет, отсюда и все непонятки.

Дело в том, что в современной экономической теории понятия социалистического планирования, социалистического производства и вообще социалистического пути построения экономики не описаны. То есть – вообще не описаны. Никак и никем. А использование терминов капиталистической экономики лишь запутывает картину.

Пример: термин «прибавочная стоимость». Как правило, используется в «марксовом» определении. Но при обсуждении проблем социализма это неверно вдвойне. Потому что (1) марксово определение изначально неверно (и мы это докажем) и (2) при социализме прибавочной стоимости вообще нет как понятия.

Можно рассмотреть практически любой иной современный экономический термин, и окажется, что он так же неприменим к экономике социализма – просто потому что социалистическая экономика – она абсолютно иная. Она – не «перпендикулярна» капиталистической, а строго «параллельна» (в смысле Лобачевского – пересекается, но где-то в бесконечности). Потому что построена изначально на иных принципах. И вот тут как раз настало время их определить, дабы далее дискуссия перестала быть пустым сотрясением воздуха.

Начнем с основных отличий.


Numero Uno*. Цели. Для экономики капитализма целью является увеличение (накопление) капитала. Для социализма целью является «всемерное удовлетворение потребностей трудящихся».

Numero Duo. Средства. Для капитализма – увеличение эксплуатации трудящихся. Для социализма – рост производительности труда. Отмечу тут что рост производительности имеет место быть и при капитализме, но он является не средством, а методом увеличения уровня эксплуатации. Отличия - рассмотрим ниже.

Numero Treo. Управление. Строго говоря, и там и там управление в общем-то «государственное». Только вот при капитализме госуправление осуществляется средствами принуждения трудящихся к выдаче этой самой «прибавочной стоимости» и инструментом собственно капиталистов. А вот в социалистическом государстве управление является экономическим - и общенародным (в хорошем смысле этого слова**). Глубокое заблуждение современной молодежи заключается в том, что народ искренне думает о социализме как о системе где государство «планировало» сколько выпустить правых носков, а сколько – левых. Госпланирование при социализме – это нечто совсем другое (и, вероятно, тема для отдельной статьи).

Numero Quarto. Деньги. Что такое деньги для капитализма – думаю разжевывать не надо. Деньги – это всё. А вот что такое деньги при социализме – это надо разжевать подробнее. Потому что деньги при социализме – это ни разу не «обменный эквивалент», ни разу ни «капитал». При социализме деньги – это средство учета. Кстати, именно поэтому при социализме в СССР (а потом и в прочих соцстранах) ни разу не случалось «экономических кризизов». Просто потому что «цифры не подвержены кризису». Кризис не может возникнуть от цифр в таблице умножения на задней обложке тетради в клеточку, даже ести эту таблицу напечатать там три раза.

 Ну а теперь вроде как настало время попытаться дать определение социализма как такового.

Ну, кто первый?

Первый дал такое определение товарищ Сталин. Хотя слово это произносили и Карлссон с Энгельссоном, и Ленин, но определение дал Сталин. По результатам внедрения оного.

Социализм (я не Сталин, формулировки не чеканные) – это общество (1) с отсутствием частной собственности на средства производства, (2) целью которого является всемерное удовлетворение основых потребностей члена общества (3) на основе высочайшей производительности труда, сушествующее по принципу (4) от каждого – по способностям, каждому – по труду.

Теперь попробуем разобрать эту «сталинскую» формулировку.

Пункт 1. Отсутствие частной собственности на средства производства. Отмечу, что это пункт – исключительный. В смысле если есть «частная собственность на средства производства» - это не социализм. Нельзя быть «немного беременной». Или да, или – нет.

Тупые либерасты тут же начинают по этому поводу исходить на говно и (в лучшем случае) приводить в пример Китай. Выучли бы китайский, прочли бы (в китайской же конституции), что Китай заложил основу построения социализма. То есть – пока только заложил основу оного, а так – по конституции – страна с многоукладной экономикой.

Так вот, частной собственности при социализме нет. Но из этого не вытекает, что есть только государственная, как пытаются доказать либерасты. Была собственность личная, и была (и ой как сильно была) собственность кооперативная. Потому что частная собственность на средства производства – это как раз и есть «прибавочная собственность», то есть (якобы) присвоение части труда многих людей одним человеком. Иначе говоря, та самая «эксплуатация человека человеком». А это как раз и есть капитализм в чистом виде. Основа капитализма.

Пункт 2. Этот пункт так же принципиально важен, поскольку в значительной степени непонимание его породило значительное число представителей прогрессивной интеллигенцииTM и – в сильнейшей степени – явилось фактором разрушения СССР, да и сейчас действует крайне деструктивно на Россию. Поэтому постараюсь как можно более подробно Сорвать покровы и раскрыть ПравдуЪ.

Целью социализма, как уже было продекларировано, является всемерное удовлетворение основных потребностей членов социалистического общества.

Я три слова специально выделил, и выделил по разному.

Основных – потому что не всех. Удовлетворение всех потребностей социализм в качестве задачи себе не ставит в принципе. И это – очень важно понимать. Под словом «основных» имеется в виду строго «основных социальных», то есть жить, есть-пить (и отнюдь не водку с пивом), учиться, жениться, растить детей, лечиться если заболел, отдыхать если сильно устал на работе. Все.

Потребностей – это ни разу не «желаний». Это – именно социальных потребностей.

То есть потребность в теплом жилье, потребность в медицинском обслуживании, потребность в обучении. Потребность в еде и питье. Ну, в отдыхе. Все.

И третье – «членов обшества». Этот тезис – тоже очень важен. Он определяет, что «не члену» - ничего не гарантируется. Иными словами, человек, противопоставляющий себя социалистическому обществу – он ни на какие социальные гарантии претендовать не в праве. Не хочешь жить по социалистическим правилам – не вякай про соцгарантии. И этому есть отдельное объяснение.Но это объяснение – объяснение почему при социализме нет и быть не может прибавочной стоимсти, и его рассмотрим ниже. А пока перейдем к следующему пункту.

Пункт 3. Повышение производительности труда. Стоит очень внимательно рассмотреть, почему этот пункт попал в само определение социализма.

Провышение производительности и при капитализме имеет место быть, но пункт попал в определение социализма потому (и исключительно потому) что для социализма этот пункт является эксклюзивным средством удовлетворения вышеперечисленных потребностей. Повысил – потребил повышенно. При капитализме рост производительности является одним (и не самым важным) методом увеличения уровня эксплуатации, наряду с ограблением третьих стран, эмиссионными доходами, природной рентой и так далее. При социализме – это единственный источник роста благосостояния. И все прочее – строго подчинено данному средству.

И, наконец, пункт 4. Даже «От каждого – по способностям» современные экономисты-либерасты переврать умудряются. Копнем чуть глубже, чем либерасты – что же мы там увидим?

А увидим мы там вовсе не «каждый может заниматься чем желает, если таланта хватит». Строго напротив – «каждый обязан заниматься тем, чему его научили (или чему научился сам), принося пользу обществу». Если человек своего «соцобязательства» не выполняет – сорри, и общество вправе своего «соцобязательства» не выполнять.

Однако это вовсе ни разу не означает, что общество как-либо «принуждает» человека заниматься тем, чем человек заниматься не хочет. Человек (в рамках социальных гарантий общества) имеет полную свободу выбора занятий, и общество его учит этим заниматься. Бесплатно (а иногда - и приплачивает за учёбу). И речь идет не о ПТУ или институтах. Обшество создает условия для овладевания профессией. Например, кружки хорового пения или Дома пионеров, летные школы ДОСААФ и так далее.

Более того, общество не принуждает человека заниматься чем-то конкретным типа «выучил в кружке/институте самолетостроение – так строй самолеты». Обшество создает условия для работы по вкусу и внутренней готовности человека работать. Но взамен общество требует работать, и вознаграждает человека именно по результатам работы. Исключительно по результатам, а не по степени потения в процессе работы или по потенциальным «талантам» данного человеко-рыла.

Тут мы плавно перешли ко второй части тезиса: «каждому – по труду». Что естественно, поскольку части неразрывны. Однако за этой «второй частью четвертого тезиса» скрыта такая бездна, что перед началом процесса рванья шаблоновTM стоит перекурить и оправиться.

 

Итак, приступим к рвакле.

И тут-то, наконец, настало время подробнее разобрать пресловутую «прибавочную стоимость». Потому что именно в этой части у народа в мозгах насрано столько, что без разгребания говн – точно не обойтись.

Поскольку срать в мозги начали примерно с 1955-56 года, говна много. Помню, когда я еше учился в институте, многие (да что там говорить – большинство) из моих преподавателей по тогдашнему «научному коммунизму» уже ходили с засранными мозгами. И вопрос о «прибавочной стоимости при социализме» смущал умы всего «прогрессивного студенчества». При наличии популярного ответа, что «при социализме она идет в общественные фонды потребления».

Так вот: все это – вранье. Докажем это.

Для этого вернемся к определениям.

По Марксу «прибавочная стоимость» - это «Прибавочная стоимость, стоимость, создаваемая неоплаченным трудом наёмного рабочего сверх стоимости его рабочей силы и безвозмездно присваиваемая капиталистом». И, согласно того же «источника», создается она сугубо в сфере производства. Ога, как же!

Вот, скажем, я капиталист весь из себя, а вы – рабочие. Я купил сырья, станки, вас нанял и вы мне изготовили 100500 сепулек. За что я вам заплатил соответственно 100500 денег. Вы довольные разбежались вотку пьянствовать, а я сижу, как дурак, с сепульками. И вот скажите, дети мои, где у меня эта прибавочная стоимость? Нету. Сепулек – попом ешь, а вот прибавочной стоимости – нихрена нет.

Отсюда вывод, он же – мораль: врет Карла! Прибавочная стоимость не возникает в сфере производства.

Вот если я сепульки продам... Но ведь это уже сугубо «сфера обращения».

Другие скажут: «Но в главном-то он прав!»©. Покажем, что неправ он и в главном.

Я вас зарплату заплатил? – Заплатил. Заплатил сколько обещал? – Да. Вы свою потребность нажраться вотки удовлетворили на полученные денежки? – удовлетворили. Вывод – я вам не недоплачивал. Пинками на работу под конвоем не вел, вы сами согласились и получили обещанное. Я потратил ровно "общественно необходимое". И - пока ничего себе не взял.

А чтобы эту «прибавочную стоимость» получить, я сепульки в магазины развез, продавцам тоже (честно) заплатил, государству налоги выдал по норме, на рекламу потратился... расходов – море, чуть ли не сплошные убытки. Но, к моему счастью, на рынке сепульки в моде (не зря рекламу запустил!), но их не хватает, и цену я поставил – мама не горюй! Однако – расхватали, поскольку – дефицит (умело нанятые рекламщики пиплу мозги засрали!), и вот, наконец я сжимаю в потном кулачке вожделенную «прибавочную стоимость». Итак, что же я получил? Я получил разницу между общественно-необходимыми затратами на производство и дистрибуцию товара и его текущей рыночной стоимостью.

Опа! Вот оно, ключевое слово! Прибавочная стоимость может возникнуть исключительно в условиях «свободного рынка», когда капиталист сам может назначать цены продаж. Нет рынка – нет прибавочной стоимости! Значит, опять врал Карла!

Ну а теперь плавно и незаметно вернемся взад к социализму.

По большому счету разница незаметна, разве что реализационные цены назначает государство, а не капиталист. Но это я, как Игорь Кио, просто спрятал карту в рукаве, а вы все её проглядели...

Капиталист (я) в число своих расходов включил (среди прочего всего) такую мелочь как налоги. Это – не «прибавочная стоимость». Это – неотъемлемая часть тех самых «общественно-необходимых расходов». А вот Карла про нее забыл типо. Поэтому он с Энгельсом (да и с Лениным) в результате по экономике все время «чушь прекрасную несли»©

Потому что в данном случае эти налоги – реально необходимая часть расходов. Это – оплата расходов государства на поддержание всей инфраструктуры производства. Нет инфраструктуры – производства нет. Обрабтывающий центр в тайге без электричества, дорог, армии наконец для охраны от варваров – работать не будет, хоть я трижды гениальных инженеров найми на нем работать!

Так вот, в социалистическом обшестве, как мы увидели, прибавочной стоимости нет и быть не может, ибо нет источника оной – «свободного рынка». А вот налоги – как часть «обшественно необходимых затрат» - есть.

Это очень важно понимать, поскольку развалу «социалистического» общества в СССР как раз предшествовало массовое промывание мозгов на тему «государство нам не доплачивает». Да, в кавычки я поставил слово «социалистическое» потому что в позднем СССР социализма как такового не было – был «государственный капитализм». Большая разница. Но об этом позже. Если захотите©.

Так вот, вернемся к нашим баранам, то есть к тезису «каждому – по труду».

Социалистическое государство, в соответствии с планами и приоритетами, устанавливает нормы вознаграждения за различный труд. При том, что общий объем этого вознаграждения для всех работающих определяется суммой опять-таки установленных государством розничных цен товаров группы «Б» (потребительских), находящихся в «логистическом резерве». И это - двойной учёт "продажных товаров" (строго группа "Б") и обращаемых ленег - делает экономику (1) безинфляционной и (2) бескризисной.

Логистика – если кто не в курсе (а не в курсе большинство)   - это не «наука доставки от изготовителя в магазин», а процесс дистрибуции товара среди конечных потребителей. Так вот, товары, уже произведенные, но еще «не проданые» - это и есть «логистический резерв». И вот – самым важным качеством именно социалистической экономики является то, что количество наличных денег в каждый момент времени равно стоимости этого логистического резерва для товаров группы «Б». И эти деньги – не имеют никакого отношения к «безналичным деньгам», обращающихся в сфере производства между предприятиями.

Как я уже говорил, деньги при социализме играют единственную роль – это средство учета. Но учет в области производства и в области потребления членов общества – различный. И. В. Сталин это очень сильно понимал – недаром ему, даже во время войны, каждый день первым делом предоставлялась сводка об объеме производства ТНП по стране и сумме выплаченых зарплат. Каждый день!

А вот Лысый этого уже не понимал – и первым делом «развалил» МТС, заставив колхозников платить за трактора (и фактически, переведя трактора в разряд ТНП, легко «увеличил» производство ТНП в стране вдвое). Меченый же (начитавшись Карлу и мня себя «настояшим коммунистом») вообще допустил «переток» безналичных рублей в наличные, окончательно угробив экономику. Потому что «безналичные рубли» в социализме как раз и являются мерой учета природной ренты, не имеющей отношения к учету труда. Но об этом стоит поговорить отдельно и подробно, видимо попозже. Назови их Сталин, скажем, тугриками – глядишь, и пронесло бы. Хотя – тоже вряд ли, эти энтелехенты придумали бы переводной курс апельсинов к теореме Коши...

А теперь – краткие выводы, возможно, не всегда очевидные для людей, с рождения пичкаемых говном «капиталистической экономической модели».

 1. Социализм – это безинфляционный тип экономики, базирующийся на принципиально иной экономической модели, нежели капитализм.

2. Темпы развития социалистической экономики принципиально выше, нежели экономики капиталистической.

3. Социализм не является «переходной стадией от капитализма к коммунизму» - это принципиально иной тип экономических и обгественных отношений.

4. Социализм ни в коей мере не является «системой принуждения» или «системой ограничения свобод человека», а строго наоборот.

5. Социализм построить можно (и нужно), но для этого нужно долго и упорно трудиться, и – главным образом – вести пропагандистскую работу. Сам по себе социализм никогда не образуется.

6. Основной (и практически единственный) враг социализма – банковский капитал.

И, вероятно, каждый из этих «кратких выводов» будет темой отдельной статьи, а может (и скорее всего) и не одной.

 

Спасибо за внимание, всех с наступающим Старым Новым Годом!

Venceremos!***

--------------------------------
* Это я специально импортными буквами написал, чтобы все думали какой я умный
**  Я даже и не думал про пидарасов нетрадиционной сексуальной ориентации, честное слово! 
***
А кто против – Сибирь большая, снега – много.



Повышение экономической грамотности

Полагаю, сопоставление времени, прошедшего с момента организации сообщества и количества записей в нём позволяет мне утверждать, что построение модели социалистической экономики идёт непросто.

Скромность лично моего вклада обуславливается недостатком знаний по теме. Возможно, другие участники сообщества так же имеют подобные затруднения. Однако эта проблема решаема.

Так получилось, что в настоящее время я имею доступ к библиотеке крупного китайского вуза, где накоплено большое количество изданий по советской экономике (и другим общественным наукам).

Я по мере возможностей оцифровываю эти фонды в соответствии с заказами товарищей из сообщества znanie_vlast и в ближайшем будущем подойду к экономической части (сейчас всё больше история социалистических учений).

Прошу участников сообщества рассмотреть вопрос о возможности публикации здесь книг по плановой экономике и связанным вопросам.
Полагаю, это будет полезно.

Сейчас же обращаю внимание заинтересованных читателей на перевод (коллективный под руководством oulenspiegel ) 40-страничной статьи профессора Пола Кокшотта "Расчёт в натуральной форме: от Нейрата до Канторовича", которая даёт краткий обзор проблемы.
http://politazbuka.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=450&Itemid=151